Собольникова Е. Н. Мистика и рациональность в культуре

Собольникова Е.Н. Специфика мистического в культуре. Академия исследований культуры. ИнтелБук - Умная КнигаСобольникова Е.Н.
Мистика и рациональность в культуре: монография. – СПб.: АИК, 2017. – 142 с.
ISBN 978-5-94396-207-3
В монографии рассмотрена сущность мистического мировоззрения, впервые дается философский анализ неклассического типа рациональности, характерного для духовной мистической традиции. Автором выявлена специфика мистического познания, показан тип рациональности, к которому принадлежит мистицизм и ценностно-рациональные установки, связанные с отношением адепта к системе религиозных авторитетов (канон священных текстов и др.) и с решением «практической» цели — достижения мистиком высшего блага. Продемонстрирована трансформация мистических переживаний на основе религиозно-философских идей инвариантного характера в контексте западноевропейской и русской философской традиции.
Монография предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей и исследователей в области философии.

УДК  165.9
ББК 87.22

Рецензенты:
Д. М. Федяев  – доктор философских наук, профессор Омского государственного педагогического университета;
Т. В. Антонов – кандидат философских наук, доцент

© Е. Н. Собольникова, 2017
© АИК, 2017


ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ…….4

Глава 1. СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
МИСТИЧЕСКОГО  ОПЫТА………9

1.1. Специфика мистического опыта в философии……….9

1.2. Мистический опыт в культурно-религиозной традиции …….24

Глава 2. МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ В КОНТЕКСТЕ РАЦИОНАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЫ……42

2.1. Взаимодействие опытно-мистического и абстрактно-рационального знания …….42

2.2. Язык и способы философской рационализации мистического опыта……..59  

Глава 3. МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ В ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ……..82

3.1. Элементы мистического опыта в философском мировоззрении 83

3.2. Инвариант мистического опыта в русской философии ……..101

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……..122      

БИБЛИОГРАФИЯ……..124  


Предисловие

Как бы ни воспринимался сам по себе факт мистического опыта, вплоть до полного отрицания его достоверности, все же отказаться от признания его объективной  значимости в духовной культуре, в развитии религиозной и философской мысли, нельзя. Признание ценности мистического опыта «unio mystica»  и его философского описания в системе наличных в современной культуре понятий, дает возможность познакомиться с огромным и  до сих пор неосвоенным методологическим потенциалом человеческой мысли. Философский дискурс объективности и специфичности духовного познания, открывающегося в мистическом опыте,  представляет собой главную задачу настоящей работы.

Важно отметить, что предметом исследования является не сам по себе мистический опыт, в его более или менее спонтанном протекании, а разумное (философское) обоснование опыта и проступающее в этом обосновании рациональное строение мысли.  Поскольку основная проблема данного научного исследования представлена изучением ценностно-смысловой составляющей рационального знания в мистическом опыте, как одного из интегративных свойств культуры, то и целью является осмысление рационального как знания, инкорпорированного в структуру мистического опыта в контексте «классической» и «неклассической» рациональности. Итак, объектом данного исследования является содержащееся в мистическом опыте рациональное знание, а предметом – его проявление в философском мировоззрении.

В современной философии все чаще происходит обращение к изучению мистического опыта как одной из форм познания. В теории познания мистический опыт, как непосредственное постижение открывающейся Божественной реальности противопоставлялся опосредованному, логически непротиворечивому, рациональному знанию. Дихотомическое противопоставление рационального — мистическому достаточно упрощенно и постепенно приводит к субъективизму и скептицизму в познании.

Изучение мистического опыта, как факта культуры позволяет по-новому осмыслить проблему соотношения рационального и иррационального. Способность разума «схватывать» мистические переживания в своей уникальности и непосредственности позволяет удерживать данный опыт в топосе мысли, не давая ему раствориться в бесконечности символики. Благодаря выявлению рациональной составляющей мистического опыта возобновляются попытки синтеза научных и мистических представлений, интерпретации мистических переживаний в контексте философской традиции. Мистический опыт, будучи синтезом рационального и иррационального, новой формой знания «своего иного», свободно вписывается в сложнейшие философские построения, как в рамках «классической», так и «неклассической» рациональности.

Необходимость философского исследования специфики рационального в мистическом опыте обусловлена, необходимостью уточнения понятий «мистика» и «мистический опыт», что устраняет возникновение терминологической путаницы и размывание границ данных понятий. Употребление понятия «мистика» для обозначения различного рода эзотерических ритуалов (мистерий), разнообразных форм оккультизма, магии, астрологии, мантики, левитации, спиритизма и т.п., мешает различению вульгарного и научно-философского понимания мистики.

Изучение рациональной составляющей мистического опыта органично связано с философской традицией осмысления проблемы возможностей и границ разума в познании, глубинных оснований теории познания. Хорошо известно, что «внешний опыт» как таковой не дает достаточных оснований для построения какой-либо общей теории, а потому сенсуализм находит свое естественное дополнение в рационализме. Рационалистические версии познавательного процесса, апеллирующие к строгой логике и дедукции, уходят своими корнями в феномены, которые трудно оценить как однозначно рациональные, что и предполагает наличие некоторой аксиоматики, основания которой, в некотором смысле, мистичны. Исследование рациональных основ мистического опыта открывает новые возможности осмысления начал мировоззрения, что придает философским версиям познавательного процесса онтологический смысл.

Проблема философского осмысления мистического опыта связана с весьма актуальной и активно обсуждаемой в философской литературе проблемой соотношения непосредственного и опосредованного знания. Признание мистиками экстатического опыта как данного «свыше», представляющего собой постижение Абсолютного непосредственно, не противоречит и исследованию данного опыта как факта культуры в опосредованных формах, что приводит, в свою очередь, к отказу от дихотомии опосредованного и непосредственного в познании в рамках указанной тематики.

Особая значимость данного исследования связана с осмыслением гносеологического статуса мистического опыта в контексте философского знания. Мистики, вопреки распространенному мнению, не проповедуют «туманного мистицизма» и не пренебрегают разнообразными способами передачи своего опыта, в том числе и при помощи философских категорий (Плотин, Ибн Араби, Я.Беме, М.Экхарт и др.). Богатство содержания мистического опыта, выраженного в понятийной форме, позволяет квалифицировать его как один из источников рационального знания.

В теории познания проблема специфики рационального в мистическом опыте рассматривалась в контексте проблемы как взаимодействия непосредственного и опосредованного знания, так и проблемы взаимоотношения мистического опыта и его интерпретации. В связи с этим, можно выделить следующие подходы к данной проблематике:

Первый подход основан на признании мистического опыта как непосредственного усмотрения сущности оригинала, как антипода опосредованного, логически проверяемого, рационального знания. Мистическое постижение признается высшим видом «гнозиса», направленного исключительно на Бога. При этом рациональное трактуется как «греховное», ограниченное рамками человеческого интеллекта, направленное на осмысление «земных» реалий знание, которое должно либо трансформироваться, либо исчезнуть (Плотин, ап. Павел, Тертуллиан, Бернар Клервосский, Ф.Г.Якоби, С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский, В.Ф.Эрн, Н.А.Бердяев, и др.). Согласно данному подходу, рациональное в мистическом опыте понимается как нечто вторичное, появляющееся только на уровне интерпретации или рационализации мистических переживаний. Сторонники данного подхода полагают, что мистический опыт изначально «чист», т.е. лишен каких-либо рациональных установок, находясь вне рамок той или иной религиозной конфессии или традиции (Б.Ф.Шталь, Е.А.Торчинов, И.В.Егорова и др.).

Второй подход основан на признании гармоничного включения рационального знания в состав мистического опыта. Это способствует, по мнению сторонников данного подхода, не только понятийному выражению мистических переживаний, но и провозглашению данных переживаний особым родом знания трансцендентных сущностей Абсолютного (Августин Блаженный, Ф.Аквинский, Г.Палама, Н.Кузанский, Я.Беме, М.Экхарт, Э.Сведенборг, Г.Гаман, В.Ф.Й.Шеллинг, С.Л.Франк, Н.О.Лосский, Л.П.Карсавин и др.). Отрицание изначально всеобщего и «чистого» мистического опыта, ведет к признанию абстрактно-рациональных установок в сознании мистика, постоянно воспроизводящихся в той или иной культурно-религиозной традиции (Дж.Кларк, П.Мур, Ю.А.Кимелев, и др.). Обосновывается также включение мистического опыта в сферу «тео-онтологической» рациональности, как интерсубъективного свойства культуры (М.Вебер, В.В.Кизима, А.И.Ракитов, А.С.Богомолов, Т.И.Ойзерман, М.А.Мамонова, А.В.Смирнов, М.П.Терехов, С.С.Неретина, Н.В.Бряник, и др.).

Третий подход базируется на отрицании непосредственного характера мистических переживаний и сведения их к опосредованным рациональным формам знания. Согласно этой версии, мистический опыт, воспринимающийся как непосредственный, при ближайшем рассмотрении оказывается опосредованным воспитанием, культурой, образованием. Мистицизм выступает как историко-культурный феномен, как необходимый момент развития теоретического знания, преимущественно значимый в критические для общества периоды, как закономерный и исторически необходимый способ регуляции практически-духовного освоения мира. Таким образом, мистическое, если понимать под ним непосредственное единение с Абсолютной первоосновой бытия, элиминируется, поскольку всякое знание, которое способен получать человек, является только опосредованным. (Г.В.Ф.Гегель, Л.Н.Митрохин, Г.П.Григорьев, В.Л.Рабинович, П.С.Гуревич, В.С.Поликарпов и др.).

 Методологической основой научного исследования является, имманентная реконструкция взглядов различных мистиков на основе историко-философского анализа их текстов, что требует всестороннего рассмотрения предмета исследования, единства исторического и логического способов осмысления мистических воззрений. Кроме этого, данное исследование опирается на диалектический метод, прежде всего на принципы взаимоперехода противоположностей, восхождения от абстрактного к конкретному, тождества бытия и мышления. Для конструктивного решения основной проблемы использовался системно-аналитический метод, позволяющий реконструировать различные способы рационализации мистического опыта, как в «классических» так и в «неклассических» вариантах рациональности.


Научное издание

 

Елена Николаевна Собольникова

Мистика и рациональность в культуре

 

Подписано в печать 13.03.17 . Формат 60х84 1/16.
Усл. печ. л. 9. Печать цифровая. Бумага офсетная.
Тираж 100 экз. Заказ № 313

Издательство «Академия Исследований Культуры»
195276, Санкт-Петербург, пр. Культуры, д. 42, пом. 9
E-mail: aikpress@yandex.ru

Отпечатано в типографии «ПОЛИКОНА»
190020, Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, д. 199

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *